СТАТЬЯ В ЖУРНАЛЕ: «СЭНСЕЙ ДЛЯ ОСОБЕННЫХ» Айкидо

1-8-3

В руках у мальчишек палки. Хотя нет. Настоящее оружие дзё! Юные бойцы айкидо отрабатывают технику ударов.

– Раз, два, три, четыре, тен-кай! – командует им сэнсэй.

«Тен-кай» значит «поворот». Услышав команду, мальчишки разворачиваются и становятся лицом к лицу с уже другим партнёром…

Обычная тренировка – так может по­казаться, если не знать всех её обстоя­тельств. На самом деле в зале собрались спортсмены особенные. Практически у каждого из них диагностировано рас­стройство аутистического спектра, или, проще говоря, аутизм.

КОГДА ДВИЖЕНИЕ – ЖИЗНЬ

Только представьте на минуту, что вы не ощущаете себя в про­странстве, не можете чётко управ­лять собой. Какие‑то звуки кажутся оглушительными или навязчивы­ми, каких‑то вы и вовсе не слышите. Визуальная картинка реальности – как рассыпавшийся по кусочкам пазл, а мозг, словно цунами, ата­кует вал различной информации, при этом вы не можете отделить важное от фонового…

Вот так может ощущать себя ребё­нок с аутизмом. Тут уж не до обще­ния! Помочь ему собрать действи­тельность вокруг себя, как мозаику, научить с ней взаимодействовать – тяжелейшая задача, которая стоит перед родителями. И очень часто они остаются с нею один на один.

1-9

– Не все педагоги берутся за реа­билитацию детей с аутизмом, – го­ворит мне Сергей Салеев, руково­дитель секции айкидо для детишек с расстройствами аутистического спектра «Антарктида». – Многим нужен результат. А здесь к нему приходится идти очень долго.

– И что является его мерилом? – спрашиваю я сэнсэя.

– Прежде всего оценка родителей, им есть с чем сравнить…

Людмила – одна из них. В зале тренируется её одиннадцатилет­ний сын – на первый взгляд, самый обычный мальчишка.

1-14

– «Разве у вашего ребёнка есть проблемы?» – этот вопрос для меня – лучший комплимент, – улыбается она. – То, какой он се­годня, – результат большой рабо­ты. Мы прошли многое – невро­патологов, лечение препаратами… Но итоги лечения нас не радовали. Постепенно пришли к осознанию, что наш путь – это движение, ког­да ребёнок учится понимать своё тело и от этого ему становится в нём хорошо. Стали делать упраж­нения на координацию движений, растяжку – всё, что стимулирует развитие мозга… А полгода назад узнали о существовании этой сек­ции айкидо.

Я прошу Людмилу оценить ре­зультат от занятий – всё, как мне советовал сэнсэй.

– Вот с ним мы реально на одной волне! – снова улыбается она. – Сер­гей Валерьевич – глубочайший че­ловек, который всё пропускает че­рез себя. А результаты есть. Для нас важно, что это работа в группе, ведь для таких ребят микроколлектив просто необходим. Они здесь вза­имодействуют! Например, у них есть упражнение «неваляшка», ког­да дети спинами опираются друг на друга. Раньше просто сидели, а сейчас видно, что подстраиваются. Такую подстройку мы с психоло­гами специально отрабатывали, а здесь – пожалуйста! – она сраба­тывает в естественных условиях.

ТРИ МИНУТЫ ВНИМАНИЯ

Первый ученик с расстройством аутистического спектра у Сер­гея появился четыре года назад. На тот момент Салеев – кстати, педагог-психолог по образова­нию – уже имел огромный опыт работы с детьми: руководил шко­лой айкидо в Чистополе, а также молодёжным подводным иссле­довательским отрядом Русского географического общества. Мать семилетнего Ильи просто увидела в нём потенциал и решилась дове­рить самое дорогое.

– Чтобы вы понимали, как про­является аутизм во время таких тренировок. Это когда за 45 ми­нут занятий я беру у ребёнка хотя бы три минуты внимания, – рас­сказывает Сергей Салеев. – Просто внимания. Моя задача сделать так, чтобы эти три минуты постепен­но переросли в десять, двадцать, тридцать… С Ильёй и его мамой мы начинали с самых простейших упражнений – чуть ли не ножки ему сами ставили. Постепенно Илья начал воспринимать нас, делать то, что мы просили. Сегодня он зани­мается в общей группе. Что важно, я слышу от него уже не отдельные слова, как раньше, а конкретную связанную речь. «Завтра пойду плавать», – говорит он мне. И это просто «бомба»!

1-6

Метод Салеева – восстановление функций головного мозга посред­ством движения. Через обратную связь: не от мозга к действию, а, наоборот, через определённые физические упражнения к мозгу. Тело и психика ребёнка едины – развитие одного ведёт к развитию другого, считает Сергей.

– Со временем в нашем теле об­разуется «мышечный панцирь» – так накапливаются зажимы, – рассказывает он. – Освобождаясь от них, мы прорабатываем страхи и комплексы. Чем раньше начи­наем, тем тоньше этот «панцирь», а значит, у нас больше возможно­стей для его снятия. Кроме того, мы нарабатываем навыки, которые помогают детям с РАС в обычной жизни – за пределами татами.

Часто такие ребята с трудом оце­нивают расстояние до объектов. Айкидо же учит держать опреде­лённую дистанцию до другого че­ловека, и в итоге ребёнок начинает правильно ощущать себя в про­странстве. Другой полезный на­вык – тайминг. Айкидо – это всегда ощущение времени, умение своев­ременно встретить атаку. Это каче­ство вырабатывается у ребят поэ­тапно – от медленного до быстрого темпа выполнения упражнений. Самое сложное – произвольная скорость.

– Только не надо писать, что ай­кидо – панацея! – просит меня Сер­гей. – Просто эта система нам по­дошла, потому что в ней нет сорев­новательного процесса: она учит ребят контактировать друг с другом, не причиняя вреда. Айкидо посте­пенно становится формой нашего общения.

На определённых этапах реа­билитации таких ребят метод, из­бранный Салеевым, даёт результа­ты. Сэнсэй подчёркивает, что все упражнения усложняются посте­пенно – от самого простого к слож­ному. У некоторых его учеников нет даже хватательных рефлексов: «тяни-толкай» – вот с таких заданий начинается их путь в айкидо.

1-21

ЗНАКОМСТВО С РОДИТЕЛЯМИ

На тренировку Светлана пришла не только с сыном, но и с мужем. Кстати, в зале они далеко не един­ственная семья в полном составе. Родители – это те люди, на которых Сергей опирается в первую очередь. Сегодня под его руководством за­нимаются 12 семей. «Именно се­мей», – подчёркивает он и говорит, что очень радуется, когда на татами с детьми присутствуют не только мамы, но и папы.

– Если я вижу поверхностное от­ношение родителей к тренировкам, сразу понимаю: результата не будет. В самом начале у ребёнка нет ника­кой мотивации к занятиям, поэтому мне нужна колоссальная мотивация его родителей. К счастью, как пра­вило, она именно такая и есть.

1-13

Адекватной статистики по аутиз­му в мире не существует, но учёные всё чаще говорят, что на шестьдесят нормативных (то есть соответству­ющих средним нормам психиче­ского здоровья) детей приходится один ребёнок с РАС. А за послед­ние десять лет число таких детей увеличилось в десять раз. Только в Казани счёт идёт на десятки, если не на сотни.

– Найти какой‑либо кружок или секцию для особенного ре­бёнка – целая проблема, – гово­рит Светлана. – Даже если нам не отказывают сразу, всё равно впо­следствии находят повод для этого. Конечно, мы понимаем, что наш сын не вписывается в общие стан­дарты поведения. Так что наш сэн­сэй – большая находка, потому что с такими детьми нужно хотеть ра­ботать.

1-16

– Как исправить ситуацию?

– Больше рассказывать о том, что кроется за этим загадочным словом «аутизм». Многие думают, что дети с РАС потерянные, но это не так – им можно помочь, по­степенно социализировать, хотя бы частично внедрить в обычную жизнь общества. Главное – не от­ворачиваться от них.

В попытке разобраться в успеш­ности метода Салеева я обраща­юсь к Дание Ахметовой – доктору педагогических наук, заведующей кафедрой теоретической и инклю­зивной педагогики Инновацион­ного университета имени Тими­рясова, ставшего республиканской пилотной площадкой в данной области.

– Сергей Салеев учит детей управлять своими чувствами, а также улавливать эмоции другого человека. Это очень важно, потому что дети с аутизмом испытывают с этим серьёзные сложности. Но са­мое главное – он включил в тре­нировочный процесс родителей! И это правильно, потому что в си­стеме инклюзивного образования должно быть триединое влияние на ребёнка – учитель, товарищи и, конечно же, родители. Только все вместе они смогут помочь де­тям с РАС социализироваться в на­шем обществе. Ещё знаменитый советский психолог Лев Выготский говорил о том, что среда должна быть развивающей и образователь­ной. Сегодня мы видим примеры людей с РАС, которым посчастли­вилось расти в среде «по Выгот­скому». Некоторые из них стали замечательными программистами, инженерами и учёными. Они спо­собны к самостоятельной жизни.

«АНТАРКТИДА» ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ

В объективе нашего фотографа Наты Смирновой сразу два юных спортсмена. Близнецы. Егор смо­трит прямо на Нату, а Максимка немного упрямится. Но вот с ним рядом садится Учитель. «Посмо­трим кино!» – предлагает он, и тот ненадолго замирает. Кадр готов.

1-8

Мама близнецов Ирина выглядит очень уставшей, ведь эти занятия – большая работа не только для ребят, но и для неё самой.

– Егор и Максимка – близнецы однояйцевые, – рассказывает она. – Оба с РАС, но степень поражения разная, как и успех от реабилита­ции.

У Максимки феноменальная память. Каждое утро он подходит к Ирине, чтобы сообщить, кого из знакомых надо поздравить с днём рождения. Помнит их марки и номера машин, а ещё может ска­зать, на какой день недели придётся любая названная дата. Вот такой «ходячий календарь», как в шутку называет его Ирина. Есть у Мак­симки и способности к рисованию.

– Это миф, что дети с РАС не нуждаются в общении – очень нуждаются. Просто у них не по­лучается. Нужны специалисты, а их – единицы. Со стороны на­шего Минздрава – практически глухо. Инклюзию не так давно вве­ли – нас она не коснулась, а меж тем домашнее обучение таким детям, как правило, не подходит. Им необходима среда! Эти заня­тия айкидо нам очень помогают, потому что детям нужен настав­ник – кто‑то другой, кроме мамы. Это расширяет их границы. И чем больше таких позитивных приме­ров в их жизни, как Сергей Сале­ев, тем лучше!

1-20

В своей работе с такими семьями сэнсэй вышел далеко за пределы спортивного зала. Концепция шко­лы айкидо «Антарктида» оказалась шире, превратившись в целое реги­ональное семейное движение. Се­годня методы социализации детей с РАС, которые использует Салеев, базируются не только на спортив­ных, но также на творческих и даже исторических проектах. Как, на­пример, «История в лицах», ког­да ребята с РАС вместе со своими родителями выезжают в экспеди­ции, составляют сценарии докумен­тальных сюжетов о жизни людей. Они учатся задавать вопросы, фо­тографировать. Итогом этой работы станет настоящая выставка, которая в будущем откроется в Доме друж­бы народов. Но будут у этих детей и другие достижения – маленькие и большие победы над собой.

…Спортивный зал опустел – все семьи разошлись. Салеев по­хож на выжатый лимон, чего он, впрочем, и не отрицает.

– Хороший педагог обязательно должен сопереживать, – говорит сэнсэй. – На каждом занятии со своими учениками я проживаю маленькую жизнь. Приходится учитывать и настроение родителей. Но сегодня тренировка удалась! А когда чувствуешь обратную связь с группой, приходит уверенность в том, что ты идёшь по правильному пути.

ЧТО ТАКОЕ АУТИЗМ?

Согласно Всемирной организации здравоохранения, расстройства аутистического спектра проявляются определённым нарушением социального поведения, коммуникации и вербаль­ных способностей человека, а также сужением его интересов и деятельности. Проще говоря, лица с РАС испытывают сложности при взаимодействии с окружающим миром. При этом их интеллектуальный уровень варьируется от тяжёлого повреждения до высоких когнитивных способностей. Так, например, по некоторым оценкам, выдающийся учёный Эйнштейн страдал аутизмом. Некоторые эксперты, ссылаясь на стремительный рост статистики людей с РАС, утверждают: мы приближаемся к тому, что аутизм станет вариантом нормы. Вместе с тем ВОЗ относит эти состояния к категории первазивных расстройств развития, а учёные настаи­вают: нам нужно не играть словами, а искать способ помочь людям с аутизмом, который пока в мире так и не найден.

СТАТЬЯ В ЖУРНАЛЕ: «СЭНСЕЙ ДЛЯ ОСОБЕННЫХ»
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)