От отчаяния – к вере Айкидо,Проекты

aikido

…Восемь мальчишек разного возраста в кимоно синхронно выполняют движения под счет тренера (или, на языке Страны восходящего солнца, сенсея). Команды звучат по-японски, лица ребят сосредоточенны и вдумчивы, движения плавные, композиция похожа на танец. Комплекс из трех десятков несложных, в общем-то, упражнений они готовили более года. Не потому, что ленивы или недисциплинированны. Просто эти дети – особенные. Каждому из них при рождении был поставлен пугающий диагноз – аутизм…
Сполна оценить сумму усилий, которые необходимы для того, чтобы маленький человечек, страдающий этим заболеванием, не только выполнял направленные движения, но и делал это в группе, могут только специалисты. А еще – родители. Любящие, самоотверженные, цепляющиеся за малейшую возможность сделать своего ребенка таким, «как все». Ну, или почти как все.
Когда Костик родился, врачи сразу предложили его маме отказаться от младенца. Мол, есть у вас уже один ребенок, а с этим вы только намучаетесь. Если и пойдет, то очень поздно, если к горшку приучить сможете – считайте, подвиг совершили. Но мальчишке повезло с родителями. Да, до полутора лет мальчик только лежал, встал на ножки поздно, даже сейчас, в свои пять лет, ходит нетвердо. А вот стадию обычной для детей-аутистов отстраненности от людей он успешно прошел – улыбчивый и очень общительный Коська обожает всех вокруг, с удовольствием посещает детский сад, при прощании обязательно чмокнет в щеку понравившегося ему человека. А сравнительно недавно папа заявил: «Вертикализировали парня, теперь – в спорт». И Константина привели в группу айкидо, случайно узнав о такой для особенных детей. Пришли – и не пожалели, хотя поначалу сомневались.
– Сомневающиеся родители – это нормально, – говорит тренер-сенсей Сергей Салеев. – Родители проходят со своим ребенком несколько стадий. Первая – шок, когда выясняется диагноз. Потом – поиски излечения традиционными путями, в медицине. Потом – поиск целителя, массажиста, шамана. Кого угодно, но «сделайте так, чтобы мой ребенок стал совершенно здоровым». И только после этого приходит понимание, что недуг можно только корректировать. Стадию родителей я обычно определяю после пятнадцатиминутной беседы…

«В любом спорте нужно идти «на тренера». Рано или поздно ваш ребенок будет на него похож, потому что подсознательно будет копировать учителя»

Родители ведь тоже особенные, жалеющие своих детей, а потому очень уязвимые. Первое занятие с детьми – это урок для старших. Я обычно так начинаю занятия с родителями: «Уважаемые, что будет с вашими детьми, если они переживут вас? Социальная адаптация необходима, ребенок должен приобрести первичные навыки общения в социуме. Это главный результат наших занятий. А уж сколько раз ваше чадо прыгнет и насколько хорошо выполнит то или иное упражнение, поверьте, не так важно. Результат появится только если ему будет интересно. Орет, визжит на занятии или дома? Это допустимо при его диагнозе, главное – не просмотреть момент агрессии. Все остальное – пожалуйста. Щиплется – дайте массажер, кусается – тоже есть приемы снять агрессию. Основа всего – постоянство. То есть занятия должны быть регулярными».
Психология четырех-пятилетнего человечка основана только на интересе. Купили портфель – хочу в школу. Первые трудности – он разворачивается и уже готов все бросить. Но у вас же есть понимание, что это школа, и пройти ее все равно придется. Так вот, я требую отношения к занятиям айкидо, как к школе. Если уступите, разрешите бросить, перейти на какое-то другое дело – ни там, ни здесь результата не будет. Безобидная вроде детская хитрость – сбежать при первых же сложностях – перейдет в черту характера. Это касается всех детей – и здоровых, и не очень. На своих пациентов я смотрю как на обычных, нормальных детей. Да они такие и есть, просто с ними нужно больше заниматься.
А вообще-то в любом спорте нужно идти «на тренера». Рано или поздно ваш ребенок будет на него похож, потому что подсознательно будет копировать учителя. Тот факт, что у нас не просто разговор или безмолвный массаж, а совместное действие, способствует привлечению к занятиям именно отцов. Не мне вам рассказывать, все знают, что с больными детьми больше занимаются мамы. А у нас на занятиях много пап. Среди них есть и чемпионы мира, и руководители больших проектов, и чиновники высокого уровня. Это очень серьезные люди, умеющие взвешивать «за» и «против» и находить выходы из самых сложных ситуаций. Но объединяет их не только это – они научились любить своих детей такими, какие они есть. И готовы идти вперед вместе с ними. Именно такое состояние я считаю самым продуктивным.

– Но чем детям может помочь, по сути, боевое искусство?
– Начнем с того, что айкидо – не только и не столько боевое искусство. Наши занятия основаны на мотивации – если ребенку интересно, он повторит упражнение, нет – не повторит. Айкидо как нельзя лучше подходит для этой цели. Во-первых, здесь нет соревновательного процесса, во-вторых, есть множество техник, начиная с дыхательной и дальше к движениям. Это и некая социализация – ребенок ходит в секцию, занимается в коллективе, в специальной форме – кимоно.
Самое интересное, что это для родителей не менее важно, чем для детей, – в психологическом плане, в плане социальной адаптации. Дети ведь счастливы изначально – им в любом состоянии хорошо, они другого не знают. Это родителям важно научить ребенка общаться с внешним миром, чтобы он не замкнулся в собственном крошечном мирке. Хорошо кататься на дельфинах и лошадях, общение с животными развивает, но жить ему придется среди людей. Так что необходимо как можно бережнее «вставить» ребенка в социум.
Для таких детей айкидо – это не борьба, а форма общения, взаимодействия. Есть даже термин – психологическое айкидо, целые институты этим занимаются. Айкидо улучшает координацию движений и вырабатывает чувство расстояния до предмета, ощущение пространства – идет воздействие на головной мозг через движение.

– А почему так важно участие родителей в занятиях?
– Как все мы привыкли в работе с детьми? Передать ребенка с рук на руки тренеру или преподавателю и спокойно уйти по своим делам. Но даже со здоровыми детьми такая ситуация неверна. Самых высоких результатов достигают, как правило, те, кого родители мотивировали на занятия. Примеров множество – от отца легендарного скрипача Паганини, запирающего будущего виртуоза в чулане для бесконечных репетиций, до мамы известного хоккеиста Павла Буре, которая ежедневно ездила с сыном из одного конца Москвы в другой на тренировки в пять утра.
Из скромности, вероятно, Сергей умалчивает о собственном примере. Так, его сын Валерий является командиром молодежного подводного научно-исследовательского отряда Российского географического общества. В свои двадцать с небольшим лет он уже побывал во многих экспедициях общероссийского и мирового уровня, совершил более двухсот погружений и заявлен на занесение в Книгу рекордов Гиннесса за самое глубоководное селфи в мире, которое он сделал при погружении на 45 метров в районе Южных Шетландских островов Антарктики. В ходе экспедиции «Заполярье России» Валерий поставил рекорд на самое глубокое погружение в море (глубина 110 метров) и доставил капсулу с водой из реки Казанки на дно Баренцева моря.
– В нашем случае все еще сложнее, – продолжает Сергей Салеев. – Дети с аутизмом крайне неохотно идут на контакт с незнакомыми людьми, поначалу общаться с ними можно только через «проводника» (их еще называют тьюторами), а лучший проводник – мама или папа. Чтобы «пробиться» к ребенку самостоятельно, мне потребуется много времени, с родителями это происходит быстрее и менее травматично для психики ребенка.
Около двадцати лет я занимаюсь с больными детьми, работал в психоневрологическом интернате инструктором по физической культуре. Моей задачей была адаптация ребят с диагнозом «детский церебральный паралич», а это часто дети с несохраненной психикой.
По первому образованию Сергей – фельдшер, за его плечами медучилище. Затем – отделение правоведения Чистопольского сельскохозяйственного техникума по специальности «Юрист-правовед» и, наконец, Институт экономики, управления и права по специальности «Дошкольная психология». Именно здесь жизнь столкнула его с аутизмом: у научного руководителя Сергея Салеева был особенный сынишка, которого женщина развивала всеми доступными ей методами. Одним из них стали занятия айкидо.– За пять лет работы с мальчиком мы получили замечательные результаты, – говорит тренер. – Конечно, не только моей работы, но и общих усилий – врачей, специалистов-логопедов, неврологов. И в первую очередь самой мамы, настоящего «вечного двигателя», кандидата психологических наук. Парень начал общаться, пошел в школу. Идет на занятия и возвращается сам, маршрут отработал, ведь пациенты с таким недугом – люди привычки. И практически всегда со своими способностями. Вот, например, мало кто знает, что Энштейн был аутистом. А из моих сегодняшних подопечных… Максим, допустим, помнит номера телефонов и даты рождения всех участников группы, он как справочник у нас. А для того чтобы вывести его из состояния оцепенения, потребовался месяц. И слова у него пошли, и играет с азартом, и к людям потянулся. Полгода этой группе, а они уже не реагируют болезненно на чужих – вот к вам, например, присматриваются, но без опаски. Даже улыбаются. Да, у всех мальчишек есть двигательные проблемы в той или иной степени. Быстрее пойдут результаты – переведу в группу, занимающуюся уже более года. Там более сложные практики.

– А почему в группе одни мальчики, девочек не принимаете?

– Приняли бы, да не ведут к нам девчонок. Видимо, все-таки само название «айкидо» ассоциируется у людей с борьбой. Хотя наш вариант уж точно ближе к танцу.
И еще. Вот уже который год Сергей три раза в неделю приезжает в Казань из Чистополя, чтобы провести двухчасовые занятия.

Айкидо – не только и не столько боевое искусство. Наши занятия основаны на мотивации – если ребенку интересно, он повторит упражнение, нет – не повторит. Айкидо как нельзя лучше подходит для этой цели. Во-первых, здесь нет соревновательного процесса, во-вторых, есть множество техник, начиная с дыхательной и дальше к движениям. Это и некая социализация – ребенок ходит в секцию, занимается в коллективе, в специальной форме – кимоно.

– Не сложно в любую погоду, и зимой, и летом проезжать туда-обратно аж двести шестьдесят километров?
– Люблю и машину, и дорогу, отдыхаю во время езды. Жаль только, времени она много отнимает. Чистополь – мой родной город, здесь дом и семья, и тоже секция, только уже для здоровых детей.
А еще Сергей Валерьевич Салеев – депутат Чистопольского муниципального района, член Общественной палаты Чистополя, председатель отделения Русского географического общества, руководитель молодежного подводного научно-исследовательского отряда и в его составе – участник многих экспедиций, в том числе в Антарктиду, к Северному полюсу и на Баренцево море. Он также инструктор Федерального альянса буджитсу России, Союза боевых искусств РТ, возглавляет школу айкидо и джиу-джитсу «Восток» в своем городе. В рамках крупного социального проекта чистопольского РГО – «Святыни Татарстана» – участники группы во главе с Сергеем Салеевым установили в местах затопленных когда-то разлившимся Куйбышевским водохранилищем населенных пунктов памятные знаки. Затем проект расширился, вобрав в себя еще и памятники мировых войн. К проекту присоединились Ульяновская и Нижегородская области, он стал общероссийским и получил название «Святыни России». А еще Сергей – инструктор по дайвингу, по фридайвингу, по… Просто удивительно, сколько может сделать один человек.
А что касается слова «вера», вынесенного в заголовок этого материала…
– Чудо исцеления в нашем мире может быть только одно – в вере, – задумчиво говорит Сергей. – Православие или ислам, это неважно, лишь бы вера была искренняя. Как человек увлекающийся, я это тоже прошел, меня в свое время уже и в дьяконы благословили. Потом пришло понимание, что моя задача, или миссия, если хотите, в другом. Аскеза, на мой взгляд, штука опасная, человек рискует свалиться либо в отшельничество, либо в фанатизм. И то и другое – крайности, уход от общества. А если тебе дается какое-то знание или умение, ты просто не имеешь права спрятать его от людей и обязан помочь.

Источник: http://rt-online.ru/ot-otchayaniya-k-vere/

От отчаяния – к вере
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)